А Господь-то поможет, Он сильней…

Воспоминания наместника монастыря Рождества Пресвятой Богородицы, Коренной пустыни, игумена Серафима (Котельникова).

Поздравляя матушку с 90-летием, я пожелал ей, чтобы она еще пожила ради нас. Матушкин вид передавал ее человеческие страдания. «Ну что ты там говоришь? Мне и так тяжело…» – отвечала матушка. Я ей говорю: «Матушка, ради нас!» А она: «Вот вы за меня молитесь – я и живу!» Только когда сердце человека наполнено Благодатью Святаго Духа, возможно принимать такое количество людей, как это делала матушка, при этом разделяя с ними скорби, давая мудрые советы, молясь о них. Из этого была видна особая роль матушки Феодосии в жизни людей, приходивших к ней из земли Рязанской и из других мест России.

За многотрудную жизнь матушки благодаря ее молитвам тысячи, а может быть, и десятки тысяч людей пришли к Богу, изменили свой образ жизни, воцерковились. Мы не знаем, какой внутренний подвиг несла матушка, когда люди разъезжались и она оставалась одна в келье. Но при народе она всегда была воином, утвержденным, укрепленным в вере. Когда возникали сомнения, она всегда с такой крепкой верой говорила: «Как Бог даст!.. А Господь-то поможет, Он сильней…» Когда матушка давала советы, я наблюдал, как люди преображались, а кто-то менял свой образ жизни.

Перед кончиной матушка, по словам келейницы Клавдии, спрашивала: «А курские не приехали? Отца Серафима там нет?» Мы чувствовали особую любовь и хотели поехать в тот понедельник к матушке (перед ее смертью). И сердце чувствовало, и матушка молилась о том, наверное, что-бы все, кто ей дорог и близок, приехали. Но монастырская жизнь не отпускала. Весной очень много работ… Последний раз мы видели матушку на Светлой седмице, когда приехали к ней похристосоваться. Мы видели, что чувствовала она себя очень плохо, но превозмогала всякую боль. Матушка принимала людей и продолжала делать это даже накануне своего перехода в Вечность. Это свидетельствует о том, что подвиг старчества – тот крест, на который Господь избрал матушку, – она донесла до конца. И сподобилась перед кончиной приобщиться Святых Христовых Таин. Мы молимся, чтобы Господь послал нам христианскую кончину, и видим, что Он удостаивает избранных Своих блаженного упокоения. Как рассказывает Ольга, матушкина келейница, она-то сама плакала, а матушка ее успокаивала: «Не плачь! Мне так хорошо! У меня ничего не болит!» Так матушка безболезненно отошла в Вечность.

Когда мы узнали о смерти матушки, конечно, очень сильно опечалились. Но припав к ее гробику, почувствовали утешение, духовную радость и торжество, с которыми и проводили матушку. Мне неоднократно приходилось участвовать в похоронах духовных лиц, в том числе и архиереев, но такого количества любви и той радости, которую мы получили в те дни, будучи рядом с матушкой и провожая ее на кладбище, раньше испытывать не приходилось. Удивительно, что, когда мы вынесли матушку Феодосию на руках из храма, ветер вдруг снял с ее лица наличник, и мы увидели, что оно очень светлое, спокойное и радостное. Владыка и Кирилл сел рядом с матушкой, взялся за ее гробик, и мы начали петь панихидные песнопения, а душа наполнилась пасхальной радостью и торжеством. Не верилось, что матушка ушла в Вечность, сердце ощущало ее прижизненное присутствие, благодать и радость.

Однажды уже после кончины матушки Феодосии напало на меня уныние из-за неразрешенности одной проблемы. И вот снится мне матушка, такая светленькая, улыбающаяся. Она ничего мне не говорила, просто смотрела на меня и улыбалась. В келье, среди икон, на своей кроватке матушка мне приснилась. Я встал перед ней и говорю: «Матушка, благословите!» Она на меня посмотрела с любовью, с радостью, и я тем утешился. Никакого диалога у нас не происходило, но я почувствовал, что она все знает и молится о нас. По ее молитвам Господь устраивает все так, как должно быть в нашей жизни.

Хорошо, что обширный круг читателей узнает о матушке, потому что, как нам Господь говорит, «светильник не ставится под спудом, он ставится на свечнице, чтобы светил всему миру». И будут обращаться к матушке и получать помощь. Настоятель храма, где похоронен Алексей Федорович, наш блаженный Алешенька, говорит, что большинство людей, узнавших о нем, приходят к нему за молитвенной поддержкой, и, благодаря его молитвам из иного мира, люди эти приходят к Богу. Так сильна молитва праведника.

Одна женщина из Курска, Татьяна Михайловна, приезжала к матушке, когда за ней еще ухаживала бывшая келейница Пелагея. Ее тронула та любовь, с которой матушка ее встречала, хотя сама была слаба физически. И Татьяна Михайловна чувствовала, пребывая в келье у матушки, что рядом с ней находится Ангел. Такие свет, радость, легкость исходили от общения с матушкой. И я сам, когда впервые от матушки вышел, почувствовал духовную радость и легкость, какие бывают после совершения литургии. Такая сильная молитва у матушки, что она действует подобным образом. И особое благоухание в ее домике я ощущал, не знаю, как другие, но я это чувствовал. Конечно, это оттого, что подвиг матушки велик пред Богом: нести свой крест терпения и помогать людям идти ко Христу, сострадать и разделять с другими их скорби, болезни, немощи – словом, помогать им нести их жизненные кресты. Клавдия нам рассказывала, что матушка Феодосия хлебосольно угощала своих посетителей: «Кушайте, кушайте!» Я как-то спросил матушку: «А вы сами ели сегодня что-нибудь?» А матушка Клавдия ответила за матушку Феодосию: «Да вот всего одну ложечку…» Матушка сказала: «Я сытая…» Удивляли у матушки блины с медом. У нас в Курске через блины видно все, а Матушкины блины – сантиметра в два толщиной, одним блином можно наесться. Один раз матушка спросила нас: «Вы попили чаю?.. А сколько чашек вы выпили?» – «По одной», – отвечали мы. «Идите, чтоб три выпили!» – сказала нам матушка. Для чего это надо было, нам трудно понять, но из послушания матушке мы выпивали по три чашки,
и уже до Курска нам ничего вкушать не хотелось.

На 40-й день после кончины матушки произошло такое чудо. Мы приехали около 2–2.30 утра к матушке на могилку, и дул ветер везде. А у матушки горело много свечей на могилке, она вся украшена была, посажены цветы… Мы тоже зажгли свечи и отслужили панихиду, при этом были удивлены: рядом листочки на деревьях колышутся, а у матушки все свечки горят ровно… И мы почувствовали радость, несмотря на скорбь потери, утраты. Но мы знаем, что обращение к угодникам Божиим никогда не бывает односторонним: мы обязательно получаем от них ответ, утешение и помощь. И это мы чувствуем и сердцем, и душой, и читаем по тем обстоятельствам, которые складываются вокруг нас. Все это благодаря молитве таких угодников Божиих, как матушка Феодосия.

Само по себе уже было чудо, что мы матушку знали, видели и общались с ней. Это чудо, которое Господь дал нам в помощь. Я матушку неоднократно просил: «Матушка, поживите ради нас!» «Вы за меня молитесь?» – спрашивала матушка. «Молимся!» – отвечали мы. Понятно, что святые хотят в мир иной, потому что там их ждет радостная встреча с Господом. Наш покойный духовник, схимонах Иоанн (Бузов), однажды наедине мне признался: «Если б ты только знал, как моя душа жаждет соединиться с Господом!» Потому что здесь, на земле, бремя человеческой жизни угодников Божиих отягощает. Все их внутреннее естество, по наитию Благодати Святаго Духа, соединенное с Богом, стремится в райские обители. Матушка любила Бога и ближних, и служила Богу через любовь к ближнему.

Воистину сила Божия в немощи совершается. Люди видели в матушке пожилого немощного человека, но и чувствовали ее громадную жизненную силу, живительную радость, которую Господь вселял в них через нее. Это и есть чудо: увидеть в 90-летней старице вот эту огромную жизнерадостную силу. Так что мы – очень счастливые люди, потому что видели, знали матушку и матушка любила нас. И она всегда будет пребывать в памяти нашего сердца до последнего нашего вздоха.

Матушка всегда радовалась. Стоишь, бывало, у ее кроватки, она улыбнется, поцелуешь ее плечико – и самому радостно на душе становится. Я очень благодарен Богу за то, что Он сподобил меня знать матушку.

Она нас всегда угощала шоколадками, чтобы нашу горестную жизнь вещественной сладостью подсластить. Когда я возвращался от матушки, то братии раздавал ее шоколадки, чтобы они этим утешались. Это тоже дорогого стоит – знак внимания к ближнему. Молитвами нашей старицы духовной, матушки Феодосии, пусть Господь нас хранит, и чтобы мы действительно были и свидетелями праведной жизни матушки, и хотя в малой доле старались быть отражателями ее любви к Богу, ее преданности и ее служения. И чтобы Господь всем духовным чадам матушки помогал по ее небесным молитвам нести свой земной крест. Святые не нуждаются в канонизации, это необходимо для нас. Те люди, которые долго знали матушку, понимают, что она – благодатная старица и чудотворица и святая пред Богом. Жизнь праведных да будет благословенна во веки! Аминь.

Записала ВАЛЕРИЯ СВЯТКИНА