Батюшка, я вышла!

Воспоминание о матушке схимонахине Феодосии протоиерея Алексия Крылова, клирика Московской епархии Воскресенского благочиния храма во имя Иоанна Златоустого

Впервые познакомился с матушкой Феодосией в 1996 г. Приехал с группой паломников поздравить ее с праздником Рождества Христова. В келью вошли дети и пропели ей колядки. Попросил матушку молиться. Побыв немного, стал собираться в обратную дорогу. Матушка предложила остаться до утра. Но надо было служить, мы уехали, а в памяти еще долго оставалось улыбающееся, светлое лицо матушки.

В марте 1999 г. умирает моя духовная мать схимонахиня Нила в возрасте 96 лет. Тогда многие духовные чада осиротели. Матушку Нилу похоронили при нашем храме Иоанна Златоустого г. Воскресенска Московской области.

Прошло три года, и чада матушки Нилы стали искать окормления, наставления, сугубых молитв в житейских ситуациях у матушки Феодосии. Она жила в Рязанской области, Скопинском районе, поселке Октябрьский. Тогда написал жребий с именами стариц и старцев для избрания духовного наставника. Отслужил Божественную Литургию, вынул жребий с именем схимонахини Феодосии. Через неделю поехал к матушке и рассказал ей все. Матушка не возражала, а только улыбалась нам. Лицо ее было светлое-светлое.

Так Божиим Промыслом многие и мои духовные чада стали окормляться у матушки Феодосии с 2002 г. В чем же состояло это окормление и наставление у матушки Феодосии? Постараемся это раскрыть.

К матушке я ездил один раз в месяц утром на машине с духовными чадами. Входили в дом-келью и по одному подходили к ней. Матушка сначала слушает то, что говорит ей чадо, несколько секунд помолчит. Затем дает наставление или что-то уточняет, потом наставляет. Мы все, пришедшие, молимся. Молитва нужна всем. После того как вопросы решились, мы оставались вдвоем.

Сначала я говорил матушке о своих житейских радостях и сложностях, о послушании священноначалию, о несении своего креста. Рассказывал о том, что сделал неправильно, не по Божии за прошедший период, предварительно исповедовав этот грех у своих отцов в храме. Просил молитв и благословения на добрые дела. Затем – читаю молитвы «Чин егда случится вскоре вельми больному дати Причастие». Потом слушаю матушку: что ее больше всего волновало. А волновало матушку и духовное и житейское. Наложив епитрахиль на голову матушки, читаю разрешительную молитву: «…И аз недостойный иерей, властию Его мне данною прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих, во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь». На душе становится легче как у матушки, так и у меня. Матушка в очередной раз примирилась с Богом.

А после разрешительной молитвы матушка целует Крест и Евангелие, говорю слова: «Со страхом Божиим и верою приступите…» Чада поют: «…Благословен грядый во имя Господне…» Произношу молитву: «Верую, господи, и исповедую…» Затем: «Причащается раба Божия схимонахиня Феодосия». Чада поют: «Тело Христово приимите…» И в завершении молюсь: «Ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко…» Все поздравляют матушку с принятием Святых Христовых Таин.

Затем нас приглашают к столу на трапезу. Кушаем первое, второе, пьем душистый травяной чай с толстыми блинами с медом. В общей сложности у матушки мы бывали по 3–3,5 часа. Время уже 11 или 11.30 вечера – пора и честь знать. Благодарим за трапезу. Получаем гостинцы: шоколад или коробку конфет, а то и две. Раскланиваемся и выходим на улицу. Даже ночью было ощущение светлого дня после посещения матушки. Проезжаем Скопин, и вот уже голубое небо остается далеко позади – за горизонтом. Едем сквозь тьму, а на душе все равно светло: радость наша, милая матушка Феодосия!
А вот еще плоды матушкиной любви к Богу и ближнему.

Как-то раз с нами приехала Ирина Ефремовна с невесткой и сыном. Молодые давно в браке, а детей нет. Матушка спросила невестку: «Как ты называешь родителей мужа?» Та ответила: «По имени и отчеству, ведь мы работаем вместе». – «А как муж твой называет твоих родителей?» – «По имени и отчеству». Матушка сказала: «Называйте папой и мамой». Приехав домой, они так и поступили. От того ли, что они проявили послушание или по какой другой причине, Бог знает, – матушка-то скрывала свой молитвенный дар – но через девять месяцев у супругов родился ребенок.

Однажды матушка рассказала, как в келью вошли называющий себя «монах с Афона» и с ним два или три послушника. Вели они себя несколько свободно. Тот, кто назвался «монахом», спрашивает матушку: «Что, людей принимаешь? Судьбы им раскрываешь? Скажи и о нас – что тебе открыто?» Матушка и так-то видит плохо, а тут говорит, что вообще туман глаза закрывать стал. Вдруг луч солнца осветил одного из пришельцев – «монаха». Матушка повернула туда голову, назвала его по имени и сказала, чтобы больше он не занимался такими плохими делами, а покаялся и начал жить правильно. «Монах» как бы остановил матушку и сказал ей: «Принимала и принимай людей, а мы пошли». Матушка долго молилась о них.

В другой раз мы приехали с супругой матушкой Тамарой. Она хотела спросить про свою сестру: нужно ли ей жить с нами, выпивает, скандалит. Может, снять ей квартиру? Вошла в келью и встала перед матушкой на колени. А матушка сама ей, еще до того, как она задала вопрос, и говорит: «Вы две кровинушки, живите вместе, вместе». Матушка расплакалась.

В беседе со старцем схиархимандритом Авелем (Македоновым), тогда наместником Иоанно-Богословского монастыря, помню, спросил: «Кто постриг матушку Феодосию?» Батюшка ответил, что он постриг матушку сразу в схиму по благословению правящего архиерея митрополита Рязанского и Касимовского Симона. Также батюшка благословил причащать матушку почаще.

За три года до смерти матушка Феодосия сильно заболела. Вопрос стоял: жить или умирать? Все чада молились, врачи делали свое дело по спасению. Перед Причастием я спросил матушку: может быть, ей больше не принимать людей? Она ответила вопросом: «А как же Господь на это посмотрит? Не прогневаю Его?» Потом уже твердо: «Нет, батюшка, я так не смогу». С того дня матушка пошла на поправку. Она так возлюбила Бога, что душу свою положила за людей.

«Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15:13).

О себе скажу, что я жил и живу только матушкиными молитвами.

15 мая служил у себя в храме Иоанна Златоустого Божественную Литургию. Перед Причастием услышал тихий голос матушки:

«Батюшка, я всё, вышла». – «Откуда?» – спрашиваю. «Из тела». – «А кто возле тебя?» – «Ангелы и святые». – «А бесы есть?» – «Нет, их здесь нет».

Посмотрел на часы настенные: 9 часов утра. После службы сообщили, что матушка Феодосия отошла ко Господу сегодня в 9.10. Причащал ее накануне, 14 мая.

Матушка Феодосия, моли Бога о нас!