Сила Божия в немощи совершается

В одном из древних русских сказаний говорится, как однажды праведный Иосиф Обручник заметил, что Дева Мария то счастливо улыбается, то горько плачет.
– Что с тобой, Мария? Почему ты так ведёшь себя? – спросил удивлённый Иосиф.
– Мой взор проникает в глубины жизни, – ответила Богородица, – и видит там различных людей. От одних скрыты мрачные стороны жизни, и они счастливо, беззаботно смеются, другие, напротив, видят в мире скорби и оттого плачут. Рождённый от меня, придя в мир, благословит и невинную радость одних, и возвышенную скорбь других. А я, Его Матерь, радуюсь с теми, кто смеется, и печалюсь с теми, кто скорбит.
Разделять радость одних и несчастье других – долг каждого христианина. И когда мы забываем об этом – праведные люди напоминают. Особенно те, которых мы называем старцами и старицами.
Скопинская старица, схимонахиня Феодосия (в миру Наталья Никифоровна Косоротихина 4.09.1923/†4.09.2013) была из тех подвижниц веры и благочестия, которые не только напоминали людям о христианском долге, но еще и имели от Бога великие дары – рассуждения, утешения, прозорливости. А еще матушка Феодосия имела дар дерзновенной молитвы пред Господом, благодаря которому могла помогать людям в их житейских нуждах, в тяжелых жизненных обстоятельствах, и даже излечивать неизлечимо больных. Тысячи людей приезжали к ней со всей России. И никто из них «тощ и неутешен отъиде». Другое дело за чем приезжали. Работая над жизнеописанием старицы Феодосии мне не раз приходилось слышать: «Зачем к ней люди приезжали? Многие по пустякам… Не спрашивали – как спастись, как стяжать благодать Духа Святого. Больше спрашивали о другом – надо ли ложиться в больницу на операцию или не надо, жениться или не жениться, продавать квартиру или разменивать, как быть с заболевшей коровой? Вот такими пустяками они беспокоили тяжелобольную старицу…»
Да, по сравнению со спасением души, эти вопросы действительно кажутся мелочными, малозначительными. Но вот что говорится в одной мудрой притче. Собралось как-то к одному старцу множество народа жаждущего духовного вразумления и утешения. Он вышел к людям и вдруг увидел в большой толпе невзрачную крестьянку. Позвал ее и стал с ней говорить. Женщина просила старца помочь ей найти пропавшую козу. Он стал подробно спрашивать, что произошло с ее козой. Народ, слыша их разговор зароптал: «Мы собрались к старцу ради душеспасительного разговора, а эта женщина отвлекает его пустой просьбой». И тогда старец сказал: «Если эта женщина не найдет козу, ее дети могут умереть от голода». Так кажущаяся для нас незначительность вопросов, задаваемых старцам и старицам может быть весьма значительными для вопрошаемых. И не только значительными, но и судьбоносными. Даже вопрос о квартире может быть очень даже значительным и судьбоносным.
Приснопамятный, Архимандрит Авель (Македонов) постригавший Наталью Косоротихину в монахиню с именем Серафима, однажды рассказал такую историю. «Пришла к одному старцу пожилая женщина и сказала:
— У меня такое дело. Муж мой очень болен. Я хочу продать квартиру в Москва, купить дом в Дивеево. Буду водить мужа на поклонение мощам преподобного Серафима, и он излечится.
— Не знаю, не знаю… — ответил старец. — Лучше бы показать его врачам, а не продажей квартиры заниматься…
Женщина не послушалась. Продала квартиру, переехала в Дивеево, а ее мужу там стало совсем плохо. Священник, исповедовавший его, посоветовал обратиться к врачам, а ни у женщины, ни у ее тяжело больного супруга не была оформлена прописка в Дивеево, а поэтому не было и медицинского полиса. Пока женщина решала проблему с пропиской и полисом, ее муж умер, а сама она почувствовала перед ним непоправимую вину. Каково-то ей было жить…» Таковы были последствия непослушания старцу, казалось бы, по малозначительному вопросу – продавать или не продавать квартиру.
Да, многие приезжали к матушке Феодосии с незначительными житейскими вопросами. Но разрешая эти вопросы, старица всегда говорила «надейся на Бога, молись Богу, и Он все управит». Тем самым она обращала людей к вере. Разве это малозначительно? А разве незначительно было простое слово матушки Феодосии к одинокому, унывающему от холостяцкой жизни мужчине, который спрашивал женится он или нет. «Женишься. Помолись Богу, и Он найдет тебе невесту и деток даст» — ответила матушка и ее слова сбылись. Прозорливые и утешительные слова…
Разве малозначительно, что русские люди, испокон жившие в лишениях и тяготах, находили у таких праведниц, как матушка Феодосия, простое человеческое утешение? Великое это дело – утешить человека в его печалях и скорбях.
Конечно бывало и так, что матушка Феодосия, устав от житейских просьб говорила: «Хоть бы кто спросил, как душу спасать, как Богу угождать. Нет, спрашивают: «Как выйти замуж? За кого? Кто у меня родится? А я ведь не гадалка». Но в утешении матушка не отказывала никому. Ведь она жила в то время, когда верующие просто изнывали от безутешности, поскольку большинство храмов было закрыто, а священники были законодательно лишены права говорить проповеди. Это было время, когда, выражаясь словами духовного писателя Василия Никифорова-Волгина: «Вся русская земля истосковалась во Благом Утешителе. Все устали. Все горем захлебнулись. Все чают Христова утешения».
Матушка Феодосия, как и десятки старцев и стариц, явленных тогда нашему народу, была тем теплым, божьим огоньком, который согревал многие исстрадавшиеся и захолодевшие людские души. При этом она не обладала даром проповедования учения Христова, поскольку была необразованной. Но ее проникновенной, доходившей до глубины души проповедью была ее личная жизнь. В течении более чем полувека матушка Феодосия лежала недвижимо, парализованная после страшной аварии и смиренно переносила выпавшее ей тяжкое испытание – сильную болезненную немощь. Наглядное для всех смирение и было ее проповедью о том, как можно стяжать благодать Божию, ибо по слову апостола Иакова «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак. 4.6).
Мне часто приходилось слышать от посетителей матушки Феодосии такие признания: «Придешь к ней со своими печалями и скорбями, постоишь рядом, и подумаешь про себя: «Что ж это я нюни распустил? Вот старица полвека лежит парализованная, мучается от болей, а улыбается, как ребенок». Посмотришь на нее, и уходишь утешенный одним только видом праведницы». Как говорил об этом священник Сергий Рыбаков «После посещения матушки Феодосии все свои духовные и телесные немощи казалась уже ничтожными. Даже оттого, как увидишь, старицу-подвижницу, у которой только и движется, что одна шея и голова. И она, такая немощная как никто другой могла всякого приходящего к ней утешить, вселить радость и надежду на лучшее. Помню у нее было такое ласковое, такое светлое лицо и голубые добрые глаза…»
А вот еще несколько примеров из опубликованных в журнале «Покров» (№5 2015 г.) воспоминаний. «Воистину сила Божия в немощи совершается! Люди видели в матушке пожилого немощного человека, но и чувствовали ее громадную силу, живительную радость, которую Господь вселял в них через нее. Это и есть чудо. Увидеть в 90-летней старице вот эту огромную жизненную силу… К ней, прикованной к постели, почти ничего не видевшей из-за болезни глаз, шли люди с проблемами, а от нее исходили жизнерадостность и доброта, становилось легче с самого начала разговора… От матушки исходила такая любовь, которую не передать словами… /Игумен Серафим (Котельников)/»
«Приедешь к ней бывало, пасмурный, без сил, а уезжаешь бодрый! И становится ясно, что дальше делать, как дальше жить, на что обращать внимание, а на что нет. Все что сгущалось, все бесовские нападки расходятся. Матушка чисто улыбалась, радовалась и замечала больше светлых моментов в жизни. /Иеромонах Серафим (Маслов)/».
Лучистая улыбка матушки Феодосии, ее ясные, предобрые глаза навсегда оставалось в сердцах знавших ее людей. И когда от жизненных скорбей на кого-то их них находило уныние, то они ободрялись при одном только воспоминании о больной, парализованной, но светлой, как ясное солнышко, старице, спасающейся смирением.
Смирение, послушание Божией воле и силу молитвы – вот что проповедовала своей жизнью матушка Феодосия, не заводившая богословские разговоры о спасении души. И не важно с какими вопросами приезжали к ней люди – жениться или не жениться, продавать квартиру или не продавать… Матушка Феодосия научала всех не отвлеченными словами, но «живым примером, исполненным силы Духа, могущим изменить жизнь и привести к главному — смирению и покаянию» (Монах Серафим «О старчестве и послушании в наши дни»).
За великое смирение и терпение тяжкой болезни, за безграничную веру и любовь к Богу и ближним матушка Феодосия удостоилась дара такой дерзновенной молитвы, по которой свершались чудеса и потому многие еще при жизни почитали ее как святую праведницу. И нет в этом ничего удивительного. В «Добротолюбии» сказано: «Иметь живой образ святости – это действительно духовная потребность, отрадная для народа». (Том 1, стр. 220). Вторя «Добротолюбию» писатель Федор Достоевский о великой значимости живого образа святости писал: «Для смиренной души…, измученной трудом и горем, а главное всегдашней несправедливостью и всегдашним грехом, как своим, так и мировым, нет сильнее потребности и утешения как обрести святыню или святого, пасть пред ним и поклониться ему».
Тяжело было бы жить русскому народу без общения с праведниками… В статье протоиерея Александра Соловьева «Старчество на Руси» есть примечательные слова: «Среди жизни, исполненной пороков, злобы и лжи, для нашего народа отрадна и ничем не заменима мысль и сознание, что есть, и близко — в нашей же несовершенной жизни, человек, который стоит выше дрязг житейских, служит правде, умеет указать путь к правде и другим и как немерцающая лампадка, освещая непроглядную тьму, горит духом, предстательствуя за всех пред Богом».
Такой, горящей пред Богом немерцающей лампадкой и была приснопамятная Скопинская старица, схимонахиня Феодосия (Косоротихина). К ней можно отнести и слова из Евангелия от Матфея: «Вы — свет мира. Не может укрыться город, стоящий на вершине горы. И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного». (Мф. 5:14-16)
Игорь ЕВСИН